Школа-студия
современной психологии

Школа-студия современной психологии

Учиться психотерапии настоящим образом… Это как?

 Ну порисовали, ну поговорили…

Дальше-то что?

(Из студенческого разговора)

 

     В семидесятых годах прошлого века два человека – Ричард Бендлер и Джон Гриндер, задались вопросом: «Почему одни психотерапевты более успешны, чем другие?». В поисках ответа ими было подмечено, что зачастую искусный психотерапевт не в состоянии передать свое мастерство психологической помощи, обучить ему. Итогом исследований, посвященных этим загадкам, стало появление системы нейролингвистического программирования, позволяющей смоделировать любое умение и тиражировать его.

      Таким образом, был получен инструмент, полезный тем, кто желает обучаться (правда, для того, чтобы воспользоваться им, необходимо сперва освоить НЛП). Но сама проблема обучения терапии была скорее обойдена, чем разрешена. Давайте попробуем разобраться – в чем же тут дело.

       Первое же размышление на данную тему неизбежно приведет к мысли о том, что процесс обучения терапии и процесс самой терапии не одно и то же. Это два различных рода деятельности, различающихся и по целям, и по задачам, и по используемым средствам. На лицо противоречие: обучение деятельности в отсутствии самой деятельности. Если этот факт не учитывать в процессе обучения психотерапии, то данное противоречие в полной мере чувствуют обучаемые. Субъективно оно выражается в неудовлетворенности занятием или курсом.

      Наиболее последовательная попытка разрешения такой ситуации реализована в системе подготовки психоаналитиков, когда одним из обязательных условий является прохождение личной терапии. Но опять-таки мы видим два последовательных, не сливающихся друг с другом процесса.

      С точки зрения приведенного размышления, проблема обучения психотерапии заключается в том, чтобы процесс обучения максимально приблизить к процессу терапии, но не свести к ней. Кажется, именно степень осознания существующего противоречия и умение преодолеть его – тот фактор, который в данном случае определяет искусство преподавателя.

     Средства сближения обучения и психотерапии довольно разнообразны. Назовем три основных метода: иллюстрации, упражнения, решения задач. Первый из них связан с насыщением учебного материала примерами из практики. Это позволяет проиллюстрировать применение тех или иных теоретических положений в реальной деятельности. Наверное, в силу этого обстоятельства некоторые психотерапевты говорят о том, что психотерапевтические истории Ирвина Ялома могут рассматриваться как учебник. Метод упражнения направлен на отработку конкретных стандартных приемов. Решение задач же ориентировано на самостоятельное применение усвоенных знаний и приобретенных навыков.

     Конечно же, этих методов больше, чем мы указали в качестве примера. Но в конечном итоге все эти средства сближения обучения и психотерапии объединяет один принцип: каждое из них позволяет осуществить обучаемым моделирование предстоящей реальной деятельности. Если вдруг преподаватель получает обратную связь о том, что занятие, связанное с профессиональной подготовкой в сфере психологической помощи, оказалось пустым, не интересным, можно предположить, что причиной такого суждения явился отрыв усвоенного учебного материала от понимания того, как его применить на практике. То есть, указанное выше, противоречие не было преодолено и стало доступно осознанию обучаемыми – модель практической деятельности не сформировалась.

      Но как только в субъективном опыте человека появляется такая модель, он становится готов к ее реализации.

 

20.01.2013 

Наверх