Школа-студия
современной психологии

Школа-студия современной психологии

ИНТУИЦИЯ: ВЫБОР БЕЗ ВЫБОРА

 

         Жизнь подчас ставит нас в неловкое положение. Это положение определяется очевидным противоречием: необходимость срочного принятия решение, с одной стороны, и ограничением во времени, силах и средствах выбора, с другой. Речь, в данной ситуации, идет о выборе, а не переборе возможных вариантов. В психологической науке, выбор, фиксируется  понятием оптимальность. Оптимальность – ситуация, в которой максимальный результат достигается при минимальных затратах.

         Первичная, для анализа, ситуация определяется достаточным количеством времени, наличием необходимых условий, сил и средств поиска решения. В данных условиях, есть возможность просчета всех вариантов, плюсов и минусов каждого. Решение строится на рациональном основании, с учетом имеющихся условий. У. Джеймс маркировал эту ситуацию, как «разумная решимость»[1].

        В реальности, такие ситуации возникают редко, если не поставить под сомнение существование таковых вообще. Жизнь значительно шире и разнообразнее представляет человеку возможности для выбора. Иногда, эти возможности ограничены информационным вакуумом, временной, средовой, пространственной и др. недостаточностью.

        В этих условиях, психический аппарат человека, должен иметь специфические приспособления для совладания с ситуацией. Иметь специфическое средство, «высокоточное оружие» для попадания в цель-решение.

        Таким «психологическим орудием», по нашему мнению, является интуиция.

        В словаре Ожегова можно найти расшифровку термина «интуиция», где автор определяет ее содержательную сторону как:1. Чутьё, тонкое понимание, проникновение в самую суть чего-нибудь. 2. Непосредственное, без обоснования, постижение истины.

       Долгое время интуиция оставалась в тени научного интереса отечественной психологии. Прав был, по-видимому, Б.М. Теплов, когда писал, что «понятие интуиции часто окружается ореолом некоей мистической таинственности. Поэтому в советской психологии замечается склонность избегать и даже замалчивать его»[2]. Сложность заключалась в недостаточных философских и методологических основаниях. Анализ истории изучения интуиции в философии и математике, проведенный В.Ф. Асмусом, дает возможность приоткрыть эту тему[3].

      Чаще всего, в философии проблема интуиции рассматривалась через  видовую характеристику знания: непосредственное знание и опосредованное знание. Непосредственное знание – это знание, которое дано натурально, бездоказательно. Первоначальная форма непосредственного знания – прямое усмотрение истины при помощи органов чувств. Чтобы убедиться, что перед нами нечто белое, нет надобности доказывать истинности этого усмотрения. Отсюда и возникло название «интуиция». Оно произошло от латинского слова intuitus – усмотрение, созерцание. Непосредственное знание, полученное при помощи органов чувств, носит название «чувственная интуиция». Однако чувственная интуиция не единственный вид непосредственного знания.  Попытки объяснить логические основы математического знания привели к выделению нового вида непосредственного знания – «интеллектуальная интуиция».

Однако, философия не только описывает знания, но и дает умозрительное объяснение ему. Асмус показал, что попытки различных философских школ, стоящих на позициях идеализма и метафизики, упираются в непреодолимые трудности.

        Факт существования интуиции, вряд ли, будет кем-то оспариваться.

        У каждого человека есть персональный опыт интуиции. Интуиция, по форме своего существования, явление феноменальное, субъективное. Перевести интуицию во внешний план, для объективной регистрации и объяснения, задача не из легких. Именно это обстоятельство, по нашему мнению, ставило ученых в тупиковую ситуацию и в конечном итоге, заставляло отказываться от существования самого явления. Трудность методологического порядка –отсутствия средства познания, оборачивалась стремлением отказа от научного познания интуиции вообще. Несоответствие плана содержания и плана выражения интуиции, задают интригу темы и обращают интуицию в объект мистификации.

       Выявление механизмов, свойств и условий функционирования интуиции задача психологическая. В данной статье мы претендовали на описание психологической модели интуиции. Мотивация данной работы состояла в том, чтобы вывести интуицию из пространства мистификации и препарировать ее известными, психологической науке, способами и средствами.

       Для достижения этой цели необходимо решить,  как минимум, следующую задачу: выявить содержательные свойства «интуиции» и ее место в системе регуляции человека.

       Имеющиеся в психологической науке знания и опыт, позволяют нам выделить главные свойства и признаки интуиции:

1) иррациональность – невозможность логического обоснования полученного знания (опыта). О работе интуиции можно судить по результату. Сам же процесс получения этого результата остается неуловимым. Оно характеризуется одномоментностью, мгновенным, сжатым во времени постижением истины.

2) активная направленность субъекта на поиск. Данное свойство имеет свое выражение в естественном интересе субъекта к объекту знания. А. Маслоу, описывая это свойство, пишет: «Объект воспринимается как единое, целое, самодостаточное, объединяющее. На познаваемом объекте сосредоточиваются все ресурсы восприятия; имеет место поглощенность, очарованность…Объект зачастую воспринимается сакральным, священным, "особенным". Он "требует" трепета, поклонения, готовности видеть в нем чудо.»[4] Р. Мэй делает особый акцент на феномене «личной вовлеченность», как существенном атрибуте понимания ситуации.[5]

3) специфичность и сила переживания объекта знания. Интуиция обычно проявляется в неразрывной связи с вдохновением, эмоциями и аффективным состояниям, что обуславливается необыкновенным подъемом духовных и физических сил в процессе творчества. А. Маслоу называл такие состояния «пиковыми переживаниями»[6]. М. Чиксентмихайи обозначал их «аутотелическими состояниями»[7]. П.В. Симонов называл интуицию сверхсознанием, «язык» которого – переживание: чувство красоты, чувство юмора и т.д.[8]

4) опосредованность символическими средствами.О символическом языке интуиции говорил К. Г. Юнг. Язык интуиции – образно–символический («интуиция есть инстинктивное восприятие  являющегося   психического   содержания»). Особой областью проявления интуитивных прозрений выступают сновидения, в которых в образной форме человеку передаются «сообщения бессознательного».[9]

        Данные свойства, дают возможность задать систему координат, в которых интуиция получит свое законное право существования в психическом здании человека.(рис. 1).

 

 

 

 

 По оси абсцисс, задан спектр условий в которых представлена для субъекта задача: рациональность/иррациональность

         Рациональность условий определяется четкой дифференциацией условий и требований. Ситуация для субъекта определена в случае рациональности и субъективно, понятна. Ситуация неопределенна, непонятна в случае иррациональности.

         По оси ординат, расположен спектр средств овладения ситуацией, условно разделенный на знаковые и символические средства.

         Заданные параметры, образуют  четыре пространства задач, где решение осуществляется качественно разными психическими инстанциями: мышление; проницательность; воображение; интуиция.

        В ситуации, маркированной под №1. условия задачи рационально определены, средства ее решения фиксированы в имеющихся знаках. Субъекту предстоит лишь воспользоваться знаковой системой и логически принять решения. Классическая ситуация, где в полной мере реализует себя мышление.

         В ситуации под № 2. Условия задачи не определены, диффузны, размыты, но средство их решение уже есть, существует в готовом виде. Феноменально, ситуация представлена человеку: «я, кажется, знаю догадался, но не могу пока сказать точно, выразить в конкретном варианте». Ситуация, которую У. Джеймса обозначил, как «проницательность»[10], предмышление, готовность к осуществлению мыслительного акта. Преимущественно выражающееся в работе мышления по аналогии, сравнении по сходству. Работа или манипуляции со знаковыми средствами.

          В ситуации № 3. Условия задачи предметны, материал для работы определен, но средства обработки этого материала специфичны, имеют широкий спектр применимости, полисемантичны. Сложность задачи определяется средствами решения – символами. Пространство этого типа задач, заполняется работой воображения.

          В ситуации № 4 условия и средства овладения ситуацией не даны в готовом виде, точнее они неизвестны, их нужно создавать. Попытки рационального наложения имеющегося у субъекта опыта, обречены на провал. Ситуация требует преобразования, в той степени, в которой появиться возможность овладения ей. Преобразование возможно в образе конечного результата и/или в пространстве условий его существования. Преобразования также возможны в средствах решения.  По нашему мнению, в этом измерении активизируется работа интуиции.

         Проиллюстрировать работу интуиции на конкретном примере позволяют серии экспериментов «Четыре точки» проведенных Я. А. Понамаревым.  Суть эксперимента заключалась в следующем: испытуемым предлагались изображенные на листе четыре точки (рис. 2). Требовалось провести через эти четыре точки три прямые линии, не отрывая карандаша от бумаги, так, чтобы карандаш возвратился в исходную точку. Время для решения ограничивалось 10 минутами.

 

  

Рис. 2 Стимульный материал задачи «Четыре точки»

           Рациональное рассуждение может быть проведено следующим образом: замкнутая фигура из трех прямых – обязательно треугольник, следовательно решение заключается в том, что бы описать около этих четырех точек треугольник. Однако, подвергнув опыту более 600 человек, не наблюдалось ни одного случая такого решения. Все без исключения испытуемые после ряда попыток прекращали решение и признавали задачу нерешенной.[11]

           Поиск решения, основанный на рациональности (изображенные точки воспринимались как вершины квадратов) и использованием готового знания (соединение вершин квадрата по периметру и диагонали) к результату не приводил. Верная конфигурация линий обнаруживалась после решения дополнительной задачи (задача-подсказка). Дополнительные задачи представляли собой либо игру «Хальму», либо шахматный этюд. Решение дополнительной задачи имело два вида продуктов: прямой или осознаваемый и побочный или неосознаваемый. Отражение побочного продукта Я. А. Понамарев и считает «зерном, из которого вырастает интуиция»[12].Подробное изучение особенностей этого продукта показало, что ни процесс, ни результат его отражения непосредственно не доступны самонаблюдении. Формирование побочного продукта заранее не учитывается, не предвидится человеком. Оно не вытекает из его сознательного намерения, а складывается благодаря несущественным (с точки зрения действующего человека) особенностям ситуации (иррационально!). Вместе с тем при определенных условиях побочный продукт оказывается способным регулировать действия человека. Открытие нового происходит тогда, когда складываются условия, обеспечивающие переориентировку, осознание побочного продукта и включением его в сферу высшей формы взаимодействия субъекта с объектом. Другими словами, необходимым средством такого перевода является символ.

           Проведенный выше анализ, возможно, наложил на мышление тень «не знания». Однако это не совсем так. Очевидно, что как в приведенных экспериментах, так и в жизни наблюдается серьезная предварительная работа мышления, которая заключается в ограничении области поиска за счет имеющихся в опыте способов решения. Причем, Я.А. Понамарев отмечает, что прежде чем объявить задачу «Четыре точки» не решаемой, подавляющее большинство  испытуемых проделывали примерно одинаковое количество попыток решения (10-12). Опытным путем было доказано, что наибольший эффект задача-подсказка приобретала, когда испытуемый доходил до второй половины этого поиска.

          Другой пример, иллюстрирующий «работу» интуиции: открытие бензольного кольца химиком Фридрихом Августом Кекуле. Работа по поиску устройства молекулы бензола зашла в тупик. Все попытки построения возможных связей между атомами не приводили к нужному результату. Изнуренный работой Кекуле сел возле камина и задремал. Искры от костра летали перед ним в разных направлениях и представлялись ему в виде змей. Эти змей вели себя крайне странно: они пытались сами себя ухватить за хвост… И в этот момент химик просыпается, бросается к столу и зарисовывает атомы углерода расположенных по кольцу. Сами по себе змеи являлись прямым продуктом, а побочным продуктом является их поведение – хватание себя за хвост. Змея, схватившая себя за хвост – это символ, который носит название «уроборос», один из часто используемых символов в алхимии.

          Таким образом, проведенный анализ интуиции позволяет вывести ее на арену научного знания и наметить дальнейшие пути ее изучения.

          Из всего сказанного выше мы позволим себе зафиксировать определение рабочее определение интуиции.

Интуиция –чувствительность субъекта к требовательному характеру явления, амбивалентно переживаемая в ситуации когнитивной неопределенности, осуществляемая символическими средствами и выраженная в познавательном результате.

          Мы отдаем себе отчет, что выделенные нами свойства не исчерпывают всего явления интуиции. И, тем не менее, данное определение позволяет задать вектор для дальнейшего анализа и серии исследований.

 

А. Никифоров

Список литературы:

  1. Джемс У.Психология/Под ред. Л. А. Петровской. — М.: Педагогика, 1991.
  2. Теплов Б. М. Избранные психологические труды. – М.: Педагогика, 1985 г.
  3. Асмус В. Ф. Проблема интуиции в философии и математике.
  4. Маслоу А. Дальнейшие рубежи развития человека. – М: Смысл, 1999
  5. Мэй Р. Мужество творить. – М.: Институт Общегуманитарных Исследований, 2008
  6. Чиксентмихайи М. Поток: Психология оптимального переживания. – М.: Смысл, 2013
  7. Симонов П. В. Что такое эмоция? М., 1966
  8. Юнг К. Г. Психологические типы. – СПб.: Азбука, 2001
  9. Понамарев. Я. А. Психология творения. – М.: МПСИ, 1999


[1]Джемс У.Психология/Под ред. Л. А. Петровской. — М.: Педагогика, 1991.

[2]Теплов Б. М. Избранные психологические труды. М.: Педагогика, 1985 г.

[3]Асмус В. Ф. Проблема интуиции в философии и математике.

[4]Маслоу А. Дальнейшие рубежи развития человека. – М: Смысл, 1999

[5]Мэй Р. Мужество творить. -

[6]Маслоу А. Дальнейшие рубежи развития человека. – М: Смысл, 1999

[7]Чиксентмихайи М. Поток: Психология оптимального переживания. – М.: Смысл, 2013

[8]Симонов П. В. Что такое эмоция? М., 1966

[9]Юнг К. Г. Психологические типы. – СПб.: Азбука, 2001

[10]Джемс У.Психология/Под ред. Л. А. Петровской. —М.: Педагогика, 1991.

[11] Понамарев. Я. А. Психология творения. – М.: МПСИ, 1999

[12] Там же.

 

Печатается по изданию: "Актуальные психолого-педагогические проблемы образовательной и военно-служебной деятельности" вып. 2 М.: ВУ, 2013

Наверх