Школа-студия
современной психологии

Школа-студия современной психологии

Основные направления арт-терапевтической проработки страха

 

     Единого определения арт-терапии, признаваемого всеми специалистами, на сегодняшний день не существует. Однако, наиболее общие признаки данного метода психотерапии, выделенные М. Бетенски, А.И. Копытиным [1], позволяют определить его следующим образом: метод психотерапии, связанный с использованием клиентом разнообразных изобразительных материалов с целью проявления, выражения индивидуально-психологических особенностей, осуществляемого в специально организованных условиях, которые обеспечивают безопасность, свободу самовыражения и осознание смысла содержания изобразительной продукции.

       Что касается страха, то всем известно, что он представляет собой эмоциональную реакцию. Однако попытка сущностного определения этой эмоции вызывает некоторые сложности. Так, довольно распространенное определение страха, как отрицательной эмоции, возникающей в результате реальной или воображаемой опасности, угрожающей жизни организма, личности, защищаемым ею ценностям [2], вряд ли может быть признано удовлетворительным. Ведь в подобных обстоятельствах возникает и эмоция гнева. Более того, именно равная возможность возникновения гнева и страха в некоторых ситуациях, и невозможность их одновременного сосуществования лежит в основе методики «вызванного гнева» в поведенческой психотерапии [3].

      В данной статье мы будем отталкиваться от традиции, положенной С. Кьеркегором, различающей страх неопределенности, ничто – тревожность, и страх конкретных явлений и предметов – собственно эмоцию страха [4]. Кроме того, примем во внимание тот факт, что многие исследователи указывают на предшествование тревоги собственно страху (С.Кьеркегор, Р.Мэй, И. Ялом). Таким образом, под страхом будем понимать опредмеченную тревожность.

    Рассматривая вопрос о проработке страха методом арт-терапии, представляется целесообразным, сосредоточится не на технической его стороне, а на основных направлениях такой работы. Они таковы:

- отреагирование страха;

- создание средства управления страхом;

- обнаружение страха;

- обнаружение эмоций, скрытых страхом;

- проработка кошмара;

- профилактика страхов.

Последовательно рассмотрим их.

 

Отреагирование страха

      В современном обществе свобода, спонтанность выражения эмоций часто преподносится как ценность и право человека. Между тем, множество людей, являясь специалистами в каких-то областях деятельности достаточно слабо ориентируются в том, что касается их собственной эмоциональной жизни. Вся система образования направлена на развитие интеллектуальных функций сознания, в то время как эмоциональная жизнь человека является его частным делом (об этой проблеме говорило множество авторов: К.Г. Юнг, Ф. Перлз, К. Роджерс и др.). Такое положение дела приводит к ситуации, когда природное аффективное выражение эмоций человек «не может себе позволить» (являясь существом социальным), а социально приемлемыми способами их выражения не овладел.

      Часто такая ситуация является для человека ловушкой, в которой какая-то неотреагированная, невыраженная эмоция, например, страх начинает оказывать интенсивное влияние на жизнь человека. Заставляет его подстраивать под нее ритмы и сферы своей жизнедеятельности. А невозможность выразить страх, означает и невозможность его преодолеть.

      Арт-терапия позволяет предоставить человеку социально-приемлемые средства выражения любых эмоций, в том числе и страха. Такими средствами выступают: рисунок (с использованием различных изобразительных материалов: акварель, гуашь, уголь, пастель и др.; различных техник его исполнения: по сухой и влажной бумаге, по стеклу, по вощеной поверхности и пр.), скульптура (из различных пластических материалов: пластелин, глина, бумага, песок, тесто и т.д.), барельеф, горельеф, коллаж, ассамбляж, предметная скульптура.

      Широкий набор средств позволяет каждому человеку создать индивидуальную, глубоко личную метафору своего страха. Эта эмоция в арт-терапевтической работе обретает краски, фактуру, форму. В условиях арт-терапевтического кабинета разрешено, допустимо, позволительно проявлять свой страх чего угодно. Отражение эмоции в предмете изобразительной деятельности выступает условием диссоциации отстранения и освобождения от нее.

 Следует упомянуть о том, что отреагирование эмоции, снятие эмоционального напряжения, как правило, выступает только одним из этапов психотерапевтической сессии и выступает условием достижения позитивно сформулированных психотерапевтических целей.

 

Создание средства управления страхом

   В природной среде естественным способом выражения страха является движение: дрожь, бегство или агрессия. Выше мы уже сказали о том, что для эффективного функционирования в социальной среде их недостаточно, а арт-терапия позволяет выразить эмоции социально-приемлемым способом.

     Вместе с тем, отражая эмоции в предмете изобразительной деятельности, человек не только  отстраняется от них. Эмоции эфемерны, неуловимы, их нельзя потрогать, схватить, но арт-терапия предоставляет возможность создания психологического средства управления ими. Такая работа становится возможной в том случае, когда процесс и результат действий с арт-терапевтическими материалами приобретают символический характер.

   Работ, подробным образом описывающих условия, при которых такое символизирование становится возможным, нам не встречалось. Но изучение ряда доступных источников, затрагивающих эту проблематику [1, 4, 6, 9, 12] и личный опыт работы позволяют предположить, что такими условиями могут быть: неопределенность начального этапа работы (вариативность материалов, способов взаимодействия с ними, конечного художественного образа), наличие эмоционального переживания, осмысленность работы с изобразительными средствами, доверительные отношения с психотерапевтом, направляющая работа психотерапевта.

    Только в этих условиях становится возможным появление такой техники, как «Пожиратель страхов» [5], управление страхом в условиях стационарного лечения [6],[7] и т.п. При помощи изобразительных материалов человек получает возможность здесь и сейчас управлять своими эмоциями: переносить фокус внимания, искать и привносить ресурсы, находить выход из сложившейся ситуации, выстраивать и воспринимать метафоры: «все поправимо» и «все в моих руках».

   Кроме того, отдельные арт-терапевтические техники активно используют потенциал движения человека (например, пластилинография), что задействует природные способы отреагирования тревоги.

 

Обнаружение страха

     3. Фрейдом был описан такой защитный механизм психики, как вытеснение. С этого времени можно говорить о начале многочисленных исследований, посвященных тому факту, что не всякая эмоция осознаётся человеком. От некоторых причиняющих боль эмоций человек защищается посредством разнообразных защитных механизмов (А. Фрейд, В. Райх). Суть любого из них сводится к тому, чтобы недопустить информацию об эмоции до сознания, либо устранить эту информацию.

     Однако средства арт-терапии позволяют обходить защитные механизмы и сделать значимую информацию доступной для осознания. Л.С. Выготский в своем исследовании, посвященном психологии искусства, упоминает о первичности эмоции по отношению к интеллектуальной обработке восприятия того или иного произведения искусства [8]. Этот факт классик отечественной психологической мысли рассматривает как доказательство существования бессознательного. И точно также эмоция первична и при восприятии человеком результатов собственной изобразительной деятельности. Только источник этой эмоциональности теперь находится не только внутри, но имеет и внешний, материально-представленный метафорический эквивалент.

      И после того как страх обнаружен, он может быть осмысленно проработан. Воплощение страха можно понять, пожалеть, простить, приручить, отпустить, побороть и т.д., выстраивая соответствующую метафору при помощи изобразительных средств. Либо обнаруженный страх может быть проработан в техниках другого направления психотерапии (телесно-ориентированная, поведенческая, игротерапия и др.).

 

Обнаружение эмоций, скрытых страхом

   Немецкий психотерапевт Удо Баер, говорит о том, что одним из механизмов защиты от запретных или травматичных эмоций является их маскировка другой эмоцией. Так, гнев может скрываться за маской стыда, сексуальное влечение – за отвращением и т.п. При этом именно страх очень часто выступает в качестве такой маскирующей что-то другое эмоции. «Он, как покрывало может ложиться на другие чувства: на скорбь, злобу, ярость… Только когда страх будет прочувствован во всех своих физических, психических и социальных проявлениях,… когда будут проведены эксперименты для его изменений, только тогда другие чувства смогут выйти из тени страха на свет» [9].

   И арт-терапия предоставляет средства для таких «экспериментов».

 

Проработка кошмара.

      Издавна для страшного, пугающего сновидения существует отдельное слово – кошмар. Причем феноменально кошмар очень тесно связан с переживанием сновидцем эмоции страха.

      Еще З.Фрейдом была открыта дискуссия о роли сновидения в психическом аппарате человека. Сегодня мы можем говорить о том, что в рамках психотерапии повторяющийся кошмар может выступать запросом на ее проведение, т.е. симптомом психологического неблагополучия. Именно симптомом – т.е. указателем на то, что что-то не так и поводом обращения за помощью, а не причиной неблагополучия.

      Особенностью кошмара является его незавершенность – это сновидение без окончания. На самом страшном эпизоде сновидения сновидец просыпается. Эта особенность и является отправной точкой арт-терапевтической работы. При помощи изобразительных средств человек совместно с психотерапевтом получает возможность шаг за шагом воспроизвести кошмар, и в отличие от сновидения, довести сюжет до конца, имея возможность управлять им.

      К.Г. Юнг говорит о компенсаторной функции сновидения [10]. Суть ее может быть раскрыта следующим образом: поскольку современная европейская культура главным образом ориентирована на развитие функций сознания, то бессознательная жизнь человека оказывается «в подполье», не имея возможности реализовать «свои» тенденции. Но во время сна функции сознания оказываются ослабленными, что дает возможность проявления бессознательного. Причем бессознательное в сновидении проявляет себя таким образом, чтобы компенсировать чрезмерную ориентацию человека на сознание. И тогда, например, заносчивый человек, подавляющий окружающих его людей (и, прежде всего, родственников) в сновидении ощущает свою никчемность по сравнению с Цезарем или Наполеоном, в роли которых оказывается брат сновидца. Сообщая «языком притчи, т.е. в чувственно-наглядном изображении, те мысли, суждения, воззрения, директивы и тенденции, которые остались бессознательными либо по причине вытеснения, или просто из-за неведения»[11], сновидение выступает механизмом компенсации перекоса личностных тенденций в какую-либо сторону и «реставрации нормального душевного равновесия»[12].

     Арт-терапевтическая проработка позволяет продолжить эту компенсаторную работу бессознательного, а значит «сообщить» ему о том, что информация услышана и принята во внимание. Таким образом, функция такого сновидения оказывается реализованной в полной мере, а арт-терапевтическая проработка кошмара в направлении благополучного исхода лишает его свойства вызывать эмоцию страха. Это обеспечивает искомый клиентом результат психотерапевтической работы – отсутствие повторения кошмарного сновидения.

 

Профилактика страхов

      Вопрос профилактики страха невозможно рассматривать без понимания того, какую функцию выполняет страх в жизни человека. Это очень обширная тема, со множеством теоретических объяснений, ее освещающих. Мы остановимся на тех из них, которое на наш взгляд в наибольшей мере позволяет прояснить возможную роль арт-терапии в профилактике разнообразных страхов человека.

     Один из классиков отечественной психологической мысли – А.Н. Леонтьев определил эмоцию как «психическое отражение смыслов действий и способов их исполнения»[13]. Тем самым, была указана оценочная функция эмоции, как явления позволяющего соотнести мотив деятельности с целью действий, операции и действия с целями и задачами. В этой связи правомерно говорить о том, что эмоция страха является реакцией на несоответствие, например, целей и действий, направленных на их достижение.

      В чем же состоит это несоответствие? Ответ на этот вопрос позволяет дать информационная теория эмоций П.В. Симонова, согласно которой эмоция есть реакция на соотнесение информации, необходимой для удовлетворения потребности, с наличной информацией. Таким образом, положительные эмоции человек испытывает в том случае, когда эти два типа информации соответствуют друг другу и отрицательные – когда информации недостаточно. Но почему именно информация так важна? Рискнем предположить, что сама информация выступает способом контроля ситуации. А эмоция страха сигнализирует о том, что потребность в контроле какой-то конкретной ситуации не удовлетворяется (например, аэрофобия как проявление невозможности контролировать ситуацию полета в самолете).

      Чем же в данном случае может помочь арт-терапия? Отечественные арт-терапевты Т.Ю. Колошина и Г.В. Тимошенко в качестве одной из ее особенностей выделяют «ресурсность»[14], подразумевая тот факт, что способ терапевтического взаимодействия, предлагаемый клиенту в арт-терапии, лежит вне сферы его повседневной деятельности, а значит, обеспечивает расширение опыта. В повседневной жизни человек чаще всего действует в соответствии с установленными правилами, нормами, нормативами, а также на основе прошлого опыта, т.е. руководствуясь стереотипной стратегией поведения. Именно опора на такую стратегию создает условия для появления впечатления о контроле над ситуацией, ее известности и предсказуемости.

Однако в жизни каждого человека был период, когда такая стратегия была просто невозможной – детство. Именно тогда человек и нарабатывает стереотипы, которые может использовать в последующем, но до тех пор он вынужден действовать в рамках исследовательской стратегии поведения, которая означает, что ход развития ситуации и его результат неизвестны. И арт-терапия способствует актуализации именно исследовательской стратегии поведения человека, в которой контроль ситуации достаточно ограничен.

      Таким образом, с одной стороны, в ходе арт-терапии человек часто оказывается в изначально тревожной для себя ситуации вследствие невозможности контролировать ее (непривычны средства, неизвестен результат). С другой стороны взаимодействие с арт-терапевтом (или в арт-терапевтической группе) протекает в условиях доверительности; предполагает активность самого человека; искусство и творчество позволяет получать опыт в свободной и безопасной игровой форме; через некоторое время, человек открывает взаимосвязь творчества и контекста собственной жизни.

      Такая ситуация обеспечивает тот факт, что арт-терапия может выступать методом развития творчества, что в свою очередь способствует развитию умения находится в ситуации ограниченного контроля над ней, и снижению, таким образом тревожности. Этот опыт со временем накапливается, обобщается и распространяется на внетерапевтический контекст жизни человека.

     Такие «побочные» (по отношению к клиентскому запросу) эффекты арт-терапии, как  снижение тревожности, укрепление самооценки, умение сочетать спонтанность и ограничения, перенесение фокуса внимания с «патологической интроспекции»[15] на красоту и необычность окружающего, умение выражать свои эмоции дают меньше основы возникновению страха как опредмеченной тревоги по поводу утраты контроля над ситуацией. Что в свою очередь обеспечивает более высокое качество жизни.

    Представляется, что ориентация на выделенные в данной статье направления арт-терапевтической работы со страхом позволит заинтересованным в ее проведении специалистам систематическим образом взглянуть на возможности арт-терапии относительно такой эмоции, как страх и таким образом повысить свою эффективность.

 


текст доклада на I Межрегиональной научно-практической конференции психологов силовых структур "Психология страха" 16 апреля 2014 года


Литература

1. Копытин А.И. Теория и практика арт-терапии. СПб.: Питер, 2002 С.19

2. Большая советская энциклопедия: В 30 т. Т.24 (кн. 1) - М.: "Советская энциклопедия", 1969-1978.

3. Психотерапевтическая энциклопедия / Под ред. Карвасарского. СПб.: Питер, 2002 С.363

4. Ялом И. Экзистенциальная психотерапия. / Перевод Т.С.Драбкиной. М.: Класс, 1999 С.7

5. Баер У. Творческая терапия – Терапия творчеством (Теория и практика психотерапии, использующей разнообразные формы творческой активности) / пер. с нем. Е. Климовой и В. Комаровой. М.: Независимая фирма «Класс», 2013 С.231

6. Киселева М., Лебедева Л. История одного выздоровления в картинках [Электронный ресурс]: Школьный психолог №3/2001. Дата обновления: 21.02.2001. URL: http://psy.1september.ru/article.php?ID=200100303 (дата обращения: 6.04.2014)

7. Черепанов А.С. Госпитальная история или арт-терапия как самопомощь. [Электронный ресурс]: Школа современных психотехнологий. Дата обновления: 15.10.2012. URL: http://psy-resultat.ru/page81 (дата обращения: 6.04.2014)

8. Выготский Л.С. Психология искусства. М.: Лабиринт, 2010 С.20

9. Баер У. Творческая терапия – Терапия творчеством (Теория и практика психотерапии, использующей разнообразные формы творческой активности) / пер. с нем. Е. Климовой и В. Комаровой. М.: Независимая фирма «Класс», 2013 С.72

10. Юнг К.Г. Структура психики и процесс индивидуации. М.: Наука, 1996 С.165

11.Там же С.162

12. Там же С.191

13. Петухов В.В., Дормашев Ю.Б., Капустин С.А. Общая психология. Тексты. кн. 2 // Леонтьев А. Н. Потребности, мотивы и эмоции. М.: Когито-Центр, 2013 С.264

14. Колошина Т.Ю., Тимошенко Г.В. Марионетки в психотерапии. М.: Издательство Института психотерапии, 2001 С.37

15. Копытин А.И. Теория и практика арт-терапии. СПб.: Питер, 2002 С.16

 Ссылка на источник (PDF)

Наверх