Школа-студия
современной психологии

Школа-студия современной психологии

Служение — интуитивное постижение духовного опыта

  

 

    В статье рассматриваются характеристики служения через призму интуитивного постижения духовного опыта. Автор раскрывает функцию интуитивной работы в постижении творческого опыта как определение подлинной мотивации, функцию интуитивной работы в постижении морального опыта как определение подлинных целей существования человека и функцию интуитивной работы в постижении религиозного опыта как обретение смирения.

 

Ключевые слова: служение, интуиция, подлинная мотивация, интуиция совести, смирение.

 

***

     Служение, как особый вид деятельности и состояния, сопряжено с высшими проявлениями духа человека и формированием его духовности. Духовность определим как феноменальную категорию, содержанием которой выступает жизнь человека, проживаемая в полноте уникального опыта внутренних переживаний (чувств), опосредованных традиционными культурными средствами — символами; являясь проявлением духа в мире и человеке, духовность есть объединяющее начало общества, выражаемое в виде моральных ценностей и традиций, сконцентрированных, как правило, в религиозных учениях и практиках, а также в художественных образах искусства [3].

     Что направляет психическую активность человека, его стремление проникнуть и постичь сущность духовного мира? По замечанию Линды Ретлисбергер, духовный мир является родиной интуиции. [6] Основываясь на этом, можно предположить, что интуиция, стремясь «вернуться на родину», руководит душевными силами человека. Под интуицией мы понимаем чувствительность субъекта к требовательному характеру явления, амбивалентно переживаемая в ситуации когнитивной неопределённости, осуществляемая символическими средствами и выраженная в познавательном результате [4]. За счет чего осуществляется формирование духовности?

     В предложенной Мымриным А.В. модели выделяется три сферы человеческого опыта, наиболее значимые для формирования духовности: творческий, моральный и религиозный опыт [3.С.30-37].

     Опираясь на предложенную модель, проанализируем место интуиции в постижении духовного опыта.

 Служение как интуитивное постижение творческого опыта

     Творчество характеризуется созданием качественного нового, ранее не существующего [1]. Чаще всего творческую работу приписывают только представителям профессий типа «человек-художественный образ». В действительности творческие акты могут сопровождать всякую деятельность человека, стремящегося преодолеть какое-либо противоречие (между требованиями и условиями ситуации, целями и средствами задачи и т.д.). Творческий процесс субъектом переживается как неудовольствие, напряженность, возбуждение и может проявляться в потере аппетита, сна, адекватной оценки актуальных событий и т.д. В быту мы называем эту ситуацию муки творчества. Закономерно встает вопрос зачем такие страдания? Ответ на этот вопрос человек обнаруживают через результат творческого акта. Через призму творческого продукта субъект определяет личностный смысл, а социальное окружение способно понять ради чего(или кого) человек страдал и терпел лишения. Например, ради счастья конкретного человека (ребенка, родителя, друга и т.д.), ради блага людей (рабочий и воинский коллективы, пострадавшие и т.д.), ради сохранения места (город, воинская часть, государство и т.д.).

     Однако может возникнуть ситуация, когда продукты творчества не оценивается по достоинству социальным окружением. История изобилует примерами непризнанных при жизни гениев. Особенностью этих людей является то, что, не смотря на низкую оценку деятельности со стороны, чувство уверенности в необходимости и значимости своего дела для всего человечества побуждает их продолжать свою деятельность. При этом субъект может лишиться социальных благ (признания, социального статуса, денежного обеспечения и т.д.). Применительно к этой ситуации уже закономерен вопрос не ради, а во имя чего (кого) подобные жертвы? Ответ на этот вопрос предполагает определение не личностного, а абсолютного смысла деятельности, ее подлинной мотивации.

Абсолютный смысл, в отличие от личностного смысла, не имеет предметной отнесенности. Попытки рационально определить подлинную мотивацию сводятся к тому, что ее предметом является сама деятельность. В этой связи определение подлинной мотивации ложится на плечи интуиции. Интуитивная работа направлена на постижение творческого потенциала, заложенного в деятельности, что переживается субъектом как одержимость, т.е. передача своей активности во власть самой деятельности.

     Результирующей интуитивного постижения творческого опыта является феноменальная неразличимость «Я» субъекта и некоего надиндивидуального творческого начала. В быту мы говорим, что на человека напало вдохновение, посетила муза и т.д. Хорошо иллюстрирует эти состояния в своем стихотворении М.В. Ломоносов:

«Устами движет бог; я с ним начну вещать.

Я тайности свои и небеса отверзу,

Свидения ума священного открою.

Я дело стану петь, несведомое прежним!

Ходить превыше звезд влечет меня охота,

И облаком нестись, презрев земную низкость».

     Результат интуитивной работы представляет субъекту символическое выражение творческого потенциала деятельности, что переживается человеком как могущество, красота, гармония и величие устройства мира.

Служение как интуитивное постижение морального опыта

     Нравственная регуляция действий человека формируется и оформляется в ситуациях выбора. Внутреннее противоречие самих ситуаций обуславливается необходимостью сделать выбор между двумя столкнувшимися мотивами и отсутствием социального опыта у субъекта и установленного социального правила, определяющим правильное решение. Субъект стоит перед задачей самостоятельно, опираясь на свое субъективное мнение определить, что есть правильно, а что нет.

     Чилийский философ Дарио Салас Соммэр в предисловии своей работы «Мораль XXI века» ставит проблему следующим образом: «человек постоянно сталкивается с ситуациями, когда он должен сделать правильный выбор с точки зрения морали, но не может, так как у него нет ясного представления о том, что на самом деле правильно. И это касается всех. Люди уже не различают, кто «хороший», а кто «плохой», границы морали стираются, а правила поведения становятся зыбкими, непостоянными и являются предметом манипуляций» [2].

     Феноменально субъект переживает ситуацию морального выбора как муки совести. Разбором этих хитросплетений жизни занимается этика. В чем заключается задача этики? А.А. Ухтомский определял ее следующим образом: «в попытке определить те законы, через которые интуиция совести проникает в подлинный смысл вещей, в их правильную оценку, так что закон бытия становится законом возмездия, и заключается дело этики как науки...» [8].

     Каковы законы интуиции совести? Дать исчерпывающий ответ на этот вопрос задача сложная. И тем не менее, предпримем попытку приблизится к решению этой задачи.

     «Сердце, интуиция и совесть — самое дальнозоркое, что есть у нас», писал А.А. Ухтомский, - «это уже не наш личный опыт, но опыт поколений, донесенный до нас как накопившийся опыт жизни, художества и совести народа и общества, в котором мы родились, живем и умрем» [8]. Л.Н. Толстой утверждал, что совесть, по своему происхождению, есть память общества, усвоенная отдельным лицом. П.В. Симонов подметил, что межличностное происхождение совести закреплено в самом названии феномена: «со-весть», т. е. весть, в которой незримо присутствует некто иной или иные, помимо меня посвященные в содержание данной «вести» [7]. Эти высказывания дают нам право зафиксировать социально-культурную природу совести. Из этого следует, что функция формирования и воспитания совести индивида ложиться на плечи педагогов, в широком смысле (родители, учителя, командиры, наставники и т.д.).

      Процесс формирования совести, по нашему мнению, можно соотнести с этапами формирования умственного действия по П.Я. Гальперину. Где основной упор делается на этап ориентировки и составлении ориентировочной основы действия. Примерная схема может иметь следующий вид: выбор образца поведения (историческая личность, предок, литературный персонаж, реальный лицо, герой войны или труда и т.п.), разъяснить проблему, с которой столкнулся выбранный образец, раскрыть принципы и ценности, на которые опирался выбранный образец при принятии решения, дать оценку последовавшим событиям.

     Какова роль интуиции в этом действии? По нашему мнению основная функция заключается, во-первых, в выборе соответствующего образца поведения для каждой конкретной ситуации и каждого конкретного человека, а во-вторых, выборе соответствующего момента и слов для разъяснения поведения образца.      Психологическим механизмом, лежащим в основе интуитивного выбора, является метафоризация. Познавательный результат интуиции, выработанный когнитивной работой переживания педагога выражается в выборе того образца, который станет символом для идентификации «Я-образа» индивида с истинными ценностями его социального окружения (семья, трудовой или воинский коллектив и т.д.). Сложность выбора и преподнесения образца поведения служит одной из причин вечной проблемы отцов и детей.

     Исполнительная часть формирования совести осуществляется в обрядах инициации, ритуальных действиях, выполнении традиций и т.д. На данном этапе важным обстоятельством является не столько возможность индивида рационально объяснить необходимость выполнения указанных действий, а интуитивное чувство важности и значимости их для себя и окружающих. В данном случае достаточно будет сослаться на многообразие примеров из воинской деятельности и литературы, описывающей подвиги российского воинства.

     Контрольный этап формирования совести состоит в самостоятельном определении индивидуального принципа поведения и деятельности в ситуации морального выбора. По меткому замечанию Ф. Перлза, здоровая личность отличается от нездоровой тем, что заявляет «Я такой, какой я есть» [5]. В этом смысле, субъект совести осуществляет отказ от присвоенных образцов и принципов поведения, и на смену им провозглашает свое, персональное правило, интуитивно регулирующее его моральный выбор.  С этого момента субъект становится не только самостоятельным, но и сам претендует на звание образца, которое он принимает со всей ответственностью и готовностью нести это звание.

     Примером, иллюстрирующим наше положение, может служить стихотворение М.Ю. Лермонтова:

Нет, я не Байрон, я другой,

Еще неведомый избранник,

Как он, гонимый миром странник,

Но только с русскою душой.

Я раньше начал, кончу ране,

Мой ум немного совершить;

В душе моей как в океане,

Надежд разбитых груз лежит.

Кто может, океан угрюмый,

Твои изведать тайны? Кто

Толпе мои расскажет думы?

Я – или Бог – или никто!

 Служение как интуитивное постижение религиозного опыта

     В жизни каждого возникают ситуации, когда обращение к сверхъестественному это последнее, что остается человеку. Мы имеем ввиду ситуации, когда человек остается один на один со своей бедой - ситуации отчаяния, безнадежности, бессилия и т.п. Общими для этих ситуаций является осознание субъектом того, что помощи ждать больше не от кого и неоткуда.

     Переживание обреченности обуславливает невозможность разрешить проблему «человеческими» силами, возникает потребность в силах нечеловеческих, сверхъестественных, мистических. Интуитивная работа состоит в обращении субъекта к области «внеземного», нереального, магического, божественного. Результатом работы интуиции становится символическое средство (ритуал, молитва, амулет  и т.д.), в котором субъект находит утешение и восполняет свои духовные силы. В акте утешения человек переживает свою сопричастность с Высшим Существом, осуществляющим свое провидение.  В свою очередь, переживание сопричастности обуславливает состояние смирения – безусловного принятия, веры и готовности отдать свою «земную» жизнь во имя «высшего» замысла.

     Резюмируя вышесказанное можно сделать вывод, что:

— служение как интуитивное постижение творческого опыта – позволяет субъекту обнаружить абсолютный смысл, подлинную мотивацию своей деятельности;

— служение как интуитивное постижение морального опыта – позволяет субъекту определять подлинные цели своего существования;

— служение как интуитивное постижение морального опыта – позволяет субъекту обрести смирение.

 

Литература

  1. Большая советская энциклопедия / гл. ред. А. М. Прохоров. – 3-е изд. – М., 1976. – Т. 25. Струнино – Тихорецк.
  2. Дарио Салас Соммэр Мораль XXI века. – М.:КОДЕКС, 2014.
  3. Мымрин А.В. Духовный опыт в зеркале психологического знания. Инициативы XXI века 2016. - №2.
  4. Никифоров А. В. Интуиция: выбор без выбора. Актуальные психолого-педагогические проблемы образовательной и военно-служебной деятельности Вып. 2 - М.: ВУ, 2013.
  5. Перлз Ф. Внутри и вне помойного ведра. – СПб.: Петербург-XXI век, 1995.
  6. Ретлисбергер Л. Интуиция. Как ее развить и научиться ею пользоваться. – М.: ООО ТД «Издательство Мир книги», 2008.
  7. Симонов П.В., Ершов П.М. Темперамент. Характер. Личность. – М.: Наука, 1984.
  8. Ухтомский А.А. Интуиция совести.- СПб.: Петербургский писатель, 1996.

 

 

Наверх